Касса театра: +7 940 7 214 214
  • 10:00 - 17:00 по будням
  • 13:00 - 19:00 по выходным

ИСТОРИЯ ТЕАТРА

Предыстория

Истоки абхазского театрального искусства уходят в богатое
и разнообразное древнее народное творчество. Элементы
театрального действия и драматургического построения
рассказа можно найти в абхазских народных обычаях, песнях
и танцах, а также в богатейшем фольклоре.

«Фольклор – это зеркало, в котором
отражается душевное здоровье народа,
чистота национального стиля, жизненной
правды», - писал автор «Истории абхазского
театра» доктор искусствоведения, профессор
А. Х. Аргун, посвятивший народным истокам,
как предшественникам профессионального
театрального искусства, одну из
значительных глав своей книги. (А.Х.Аргун,
«История абхазского театра», Сухум,
«Алашара», 1978 г. стр.75).

Популярными видами народного искусства испокон веков были песни и исполнения на народных инструментах, таких, как апхярца, ачамгур, аюмаа, ахымаа и другие. Песни восхваляли героев, высмеивали трусов и глупцов. Народные певцы, будучи большими импровизаторами, выстраивали свое выступление, подобно театрализованному действу. Они не только развлекали народ, но вызывали в них сострадание к трагической судьбе того или иного персонажа, любовь к герою, воспетому в песне, чувство гордости за него. Появление певца - импровизатора всегда встречали с большим одобрением, они были уважаемыми людьми. Быть удостоенным восхваления в песне такого импровизатора считалось большой честью. Также было величайшим позором, если исполнитель высмеет в своем выступлении (ахьӡыртәра), хотя поэты-импровизаторы, исполнители песен в большинстве своем были выходцами из простого народа. Известный абхазский новеллист, драматург и киносценарист, впервые исследовавший историю абхазского театра Михаил Лакербай в своей книге «Очерки из истории абхазского театрального искусства» пишет о том, что в древности во время боев именно такие импровизаторы шли впереди войск, воодушевляя воинов своими героическими песнями: «Едва разнесется в горах весть о смерти героя, как в честь его тотчас же слагаются песни. Поэзия, песня - это живая летопись событий в Апсны» (М.Лакербай «Очерки из истории абхазского театрального искусства», стр.16).

Зачатки национального театрального искусства заложены в самых разных народных зрелищах, особенно в самых любимых и популярных в народе конных соревнованиях, джигитовке, к примеру «Чьараз», в котором «партнерами» в театрализованном представлении оказывались всадник со своим конем. Такие зрелища привлекали большое количество народа.

Не менее популярными в Абхазии были сказители, поколениями передававшие из уст в уста богатейший абхазский фольклор. История сохранила имена лучших сказителей, прославившихся своим искусством рассказчика.

«Искусство рассказчика было источником приобщения к бесценной сокровищнице фольклора, - пишет в своей книге «История абхазского театра» доктор искусствоведения, профессор А.Х.Аргун. Он в своем исследовании упоминает о том, что в Абхазии в старину и в начале ХХ века бытовала «школа красноречия», устраивались конкурсы ораторов, в которых принимали участие большей частью опытные и уважаемые люди. Но первыми поистине народными актерами-импровизаторами были «акьачакьи», известные еще с середины ХV11 века. Прежде всего, это были народные острословы (асамарҟәылҳәаҩцәа).

В народе не особо жаловали народных юмористов, считая их людьми «несерьезными» и странными, побаивались их острого языка, но принимали и слушали всегда охотно, особенно в канун свадеб и в ночь годовщины смерти, а также на вечерах, когда родственники дежурили у постели больного. Как правило, они были искусными рассказчиками, непревзойденными импровизаторами, умели тонко и с юмором подмечать недостатки общества, высмеивая слабых, трусливых, вороватых людей, хорошо знакомых всем слушателям. Таких народных юмористов народ прозвал акечеками. И, как пишет А.Аргун, «их искусство, в частности, подготовило зарождение профессионального абхазского театра. Акечеки были в свое время очень популярны в народе. Они, подобно скоморохам в России, переодевшись в шутовские наряды, на импровизированной площадке разыгрывали сценки, в основном, бытового характера. Несколько сохранившихся коротеньких сценок из репертуара акечеков опубликовал фольклорист, академик Ш.Х.Салакая в сборнике «Абхазское народное поэтическое творчество».

По словам М.Лакербай, особого внимания заслуживает театрализованное действо под названием «Самакуа», устраиваемое исключительно ночью в годовщину со дня смерти. «Самакуа» начинали в полночь, и длилось это представление обычно до утра. Гости и хозяева рассаживались по краям лужайки во дворе дома. Перед выступлением акечеков начиналось «шествие быков». Это были животные, предназначенные на убой в годовщину смерти. Открывалась калитка и через определенные интервалы времени быки с разукрашенными рогами, к которым прикреплялись зажженные свечи, загонялись во двор. Они шли медленно и торжественно, чтобы зритель имел возможность дать им оценку. Только после прохождения быков через весь двор к загону, начиналось представление акечеков, разодетых в разноцветные смешные платья. Акечеки разыгрывали небольшие диалоги, сценки комического содержания. Они и были призваны развеселить гостей и развеять грусть близких родственников умершего после года траура. В импровизированных представлениях акьачакьов обычно высмеивались отрицательные, смешные стороны известных окружающим людей.

Есть сведения о том, что абхазские акьачакьи в своих выступлениях использовали куклы (акьанџьақәа). Импровизированные народные кукольные представления устраивал Татуаз Ашуба из села Лата со своими учениками. Надо отметить, что актеры сами изготовляли куклы и выступали с ними в злободневных бытовых интермедиях.

Абхазские акьачакьи, а также талантливые народные сказатели, устроители импровизированных представлений внесли большой вклад в формирование театрального искусства, которое было возрождено уже в начале ХХ столетия.

В 1914 году под руководством Дзыкуа Лолуа - собирателя и исследователя абхазского музыкального фольклора - был организован первый абхазский театрализованный хор, в котором исполнялись театральные представления, построенные на основе музыкально-песенного народного материала. Еще не было пьесы, но существовали музыкально-текстовые отрывки. М. Лакербай считает, что это были первые шаги абхазского театрального искусства.

В подготовке базы для развития абхазского театрального искусства, его
драматургии и актерского мастерства значительную роль сыграли русский и
грузинский театры, гастролировавшие в начале прошлого столетия в Сухуме. В
книге М.Лакербай упоминаются гастроли грузинской труппы с участием известного
режиссера и актера Алексея Месхишвили. Особенно запомнилась постановка этой
труппы по пьесе Георгия Шервашидзе «Умирающие картинки». Также огромную
роль в становлении абхазского национального театра сыграла русская
реалистическая театральная школа, которая
в Абхазии получила широкое распространение, благодаря ученикам и
последователям К.С.Станиславского.

В 1917-1918 годы, когда в Абхазии еще не было театра, отдельные сценические отрывки бытового характера ставились в организованных хоровых и драматических кружках. М.Лакербай пишет о том, как по селам выступали люди, называвшие себя «актерами»: «Они разъезжают со своими декорациями, в специальных костюмах и гримах, и на веранде небольших зданий, а местами под сенью вековых чинар и дубов поют хором песни, играют на ачарпыне, ачамгуре, апхярце и … аюмаа и разыгрывают очень интересные, а подчас и забавные, смешные пьески». (М.Лакербай «Очерки из истории абхазского театрального искусства», стр. 39).

Первые шаги абхазской драмы связаны с театральными кружками и самодеятельными группами любителей. Одна из таких групп, состоявших в основном из учеников Сухумских учебных заведений выступила с двумя отрывками из исторической повести К.Мордовцева «Прометеево царство» - инсценировка которой под названием «Келешбей» и «Сафарбей» была осуществлена С.Ашхацава. Тогда еще не было постоянного театрального коллектива и эти любительские спектакли носили эпизодический характер. Но вскоре в городе Очамчира под руководством известного абхазского педагога П. С. Шакрыл был организован абхазский хоро-драматический кружок, в который входили не только мужчины, но и две абхазские девушки – Тамара Ачба и Ада Гвалия. Репертуар кружка состоял из абхазских народных песен и одной пьесы, написанной самим руководителем П.Шакрыл – «Из темноты в свет». Это было первое оригинальное многоактное представление, написанное и поставленное на абхазском языке в Очамчирском Народном Доме. Первый спектакль, состоялся в январе 1918 года и был с большим воодушевлением принят абхазскими зрителями. Но уже в феврале того же года, во время второго показа, когда для просмотра нашумевшего спектакля, собралось большое количество людей из разных сел Очамчирского района, произошла трагедия – вместо холостого выстрела по ходу действия был произведен настоящий, смертельно сразивший актера Артема Кадыр-оглы. Исследователи, в частности, А.Х.Аргун считают, что это «меньшевистские агенты осуществили свою «постановку», заменив холостой патрон боевым», чтобы провокационно сорвать представление. (История абхазского театра, Сухум, 1978, стр.76). По воспоминаниям М.Лакербай, какое-то время после этого случая простые люди в селах боялись ходить на театральные представления кружковцев. Но этот первый многоактный спектакль, показанный 29 января 1918 года, по утверждению А.Х.Аргун, положил начало абхазскому театральному искусству.

Становление абхазского профессионального театра

В конце 1918 г. в Сухуме при учительской семинарии по инициативе большого энтузиаста театрального искусства (впоследствии так рано ушедшего из жизни) Антона Шакая был организован абхазский литературно-драматический кружок. Вдохновителем этого кружка являлся педагог и поэт Д. Гулиа, занимавшийся переводами грузинских и русских пьес для постановок. Это были в основном водевили и одноактные пьесы. С этим репертуаром летом 1919 года драматический кружок под руководством Антона Шакая объехал абхазские села Очамчирского района.

С установлением Советской власти в Абхазии началась серьезная подготовка к созданию
профессионального абхазского театра в нашей стране. И в первую очередь она связана
с именем основоположника, как абхазской литературы, так и театрального искусства Д.И.Гулиа.

15 июня 1921 г. по заданию Главполитпросвета, Д. Гулиа создал абхазскую группу и подготовив репертуар, выехал в районы Абхазии. Все было впервые – не было профессиональных актеров, оригинальных пьес. Д.Гулиа за очень короткое время переводит одну революционную пьесу - Да здравствует свобода!» Д.Захарова - и комедию «Я умер». Актерами стали его ученики из семинарии. В работе была задействована даже супруга Д.Гулиа – Е. А. Гулиа, которая собственноручно шила занавес. Первый передвижной Государственный абхазский театр приветствовали почти во всех селах Очамчирского и Гудаутского районов. В его состав, помимо художественного руководителя, входило восемь актеров и две актрисы – Д.И.Гулиа – руководитель, А.Шакая – заместитель и режиссер, Вера Алания, Валя Ачба, Дахар Хагба, К.Шакрыл, М.Маан, Д.Дарсалия, Т.Ченгелия, А.Аршба и Н.Маргания (руководитель хора). Молодое абхазское государство выделило средства на костюмы, выдавало усиленный паек, предоставляло средства передвижения. Всего лишь за один сезон театр Д.Гулиа посмотрели десятки тысяч зрителей по всем районам Абхазии. Этот передвижной коллектив вел большую просветительскую работу, одновременно выявляя новые актерские дарования, упорно прокладывая путь к национальному театру. По свидетельству народного артиста СССР Шараха Пачалия, выступление в его родном селе Аацы самого Д.Гулиа и показ спектакля пробудили в нем желание «стать профессиональным актером».

Д.Гулиа был не только прекрасным организатором и вдохновителем театрального коллектива. Он был и первым драматургом, автором переводных пьес, с которыми выступал передвижной театр. Большая творческая дружба связывала его с режиссерами, работавшими в тот период в Сухумском русском театре - В.Кривцовым, В.Домогаровым, В.Гарриком, Я. Ждановым, а также композитором К.Ковачем и многими другими, которые впоследствии оказались у истоков абхазского профессионального театра и внесли заметный вклад в его становление.

В первые годы новой Советской власти возникло много новых драматических кружков не только в городах, но и в селах, например в Лыхны, Ачандаре, Абгархуке и др. Но как один из лучших коллективов можно отметить абхазский драматический кружок, организованный в Очамчире под руководством русской учительницы К.Чижовой. Этот кружок помимо исполнения абхазских народных песен, осуществил постановку оригинальной пьесы-агитки С.Бжания «Кучита».

С 1925 г. Абхазский театральный коллектив, который по-прежнему считался передвижным, стал все чаще выступать в Сухуме, перед городскими зрителями. Перед труппой возникли проблемы, связанные с обновлением репертуара, повышением художественного уровня спектаклей. Руководители театра Д.Гулиа, К.Дзидзария и В.Кривцов принялись частично обновлять актерский состав – приглашать лучших исполнителей из самодеятельных коллективов и драматических кружков. Большое внимание уделялась зарождавшейся национальной оригинальной драматургии. В театральный сезон 1926-1927 годов художественным руководителем абхазского театра становится В. Кривцов, который поставил на абхазской сцене драму С.Чанба «Махаджиры».

Становление абхазской национальной драматургии связано, прежде всего, с именем талантливого писателя и общественного деятеля С.Я.Чанба, впоследствии ставшего жертвой сталинских репрессий, и расстрелянного как «врага народа» в 1937 году. Написанные в сравнительно короткое время его пьесы «Апсны-Ханум», «Киараз», «Бог Савооф», «Дела минувших дней», «Аллах, Аллах!», инсценировки его повестей и рассказов, таких, как «Сейдык», «Камень с очага дедушки» и другие, рассказывающие о быте , образе жизни и мировоззрении абхазского народа в переломный момент истории, стали основой репертуара абхазского театра в период своего становления.

Пьеса о трагической судьбе абхазского народа, вынужденного в результате русско-турецкой войны во второй половине ХIХ века покинуть родную землю и скитаться на чужбине, была наиболее популярной в 20-х годах прошлого столетия в Абхазии. Сам В.Кривцов ставил драму С.Чанба в Сухумском русском театре под названием «Батал». Не было ни одного самодеятельного театрального коллектива в Абхазии, который не обратился бы к этой драме С.Чанба, написанной в 1918 году и опубликованной Д.Гулиа в газете «Апсны» в 1919 году. Премьера спектакля «Махаджиры» в постановке В.Кривцова в абхазском театре состоялась 27 июня 1928 г. И этот год исследователи считают днем рождения Сухумского абхазского стационарного театра. Об атмосфере, в котором проходила премьера «Махаджиров» подробно описано в книге Вл.Дарсалия «Абхазская советская литература»: «Автор молча и сосредоточенно, не выдавая своих чувств, наблюдал за игрой артистов. А на сцене стремительно разворачивались события, печальные картины сменялись оптимистическими, просветленными. Но вот спектакль окончен. После минутной паузы театр взорвался бурей аплодисментов. Автора потребовали на сцену… Смущенный С.Чанба, руками указывал на артистов…» (В.Дарсалиа. Абхазская советская драматургия. Мецниереба», 1968, с.34.)

В 1929 году состоялась премьера спектакля «В глухой старине». Автор этой пьесы Дзадз Дарсалиа, ставший впоследствии известным абхазским прозаиком и драматургом, сам был актером передвижного театра Д.Гулиа. Написанная в 1924 году, и построенная на социальном конфликте между крестьянами и абхазскими феодалами, эта пьеса была созвучна новому времени. Но несомненный успех этой пьесы (на протяжении нескольких десятилетий она неизменно ставилась почти во всех драматических коллективах Абхазии) был обусловлен не только требованием нового времени, а главным образом подлинными картинами крестьянской жизни, сочностью языка и достаточно реально созданными живыми, правдивыми образами. Некоторые имена персонажей этой пьесы навсегда остались нарицательными, Гуаджа, например. Главные роли в этом спектакле – образы брата и сестры Мизана и Назии исполняли лучшие актеры театра К.Карал-оглы и Е.Шакирбай. Талантливый, самобытный актер и режиссер К. Карал-оглы начал свою театральную карьеру еще в Очамчирском театре в спектакле «Из темноты в свет» П.Шакрыл. Позже он стал ведущим актером абхазского сектора Сухумского академического театра, как режиссер прославился постановкой «Махаджиров» С.Чанба в 1937 году. Но вскоре был арестован как «враг народа» и расстрелян.

Екатерина Шакирбай пришла в профессиональный театр из передвижного театра Д.Гулиа и стала ведущей актрисой Абхазского театра на протяжении нескольких десятилетий. Вахтанг Гаррик (настоящая фамилия Вачнадзе) – режиссер Сухумского грузинского театра, возглавивший абхазский театр после ухода В. Кривцова, был учеником выдающегося режиссера и руководителя Малого театра А.И.Сумбатова - Южина. Приехав в Абхазию, он близко сдружился с представителями абхазской интеллигенции, стал изучать историю и этнографию Абхазии. Самой удачной постановкой В.Гаррика в Сухумском Государственном театре был спектакль «Махаджиры» по пьесе С.Чанба в 1929 году. В том же году театр под его руководством впервые выехал на гастроли в Батуми со спектаклями «Махаджиры» С.Чанба и «В глухой старине» Д.Дарсалиа.

В 1930-1931 годах репертуар театра обогатился новыми постановками: на сцене появились популярная в те года революционная драма «Анзор» С. Шаншиашвили, а также историческая драма Вл.Агрба «Восстание в Лыхнах» и «Ревизор» Гоголя. В абхазском коллективе Сухумского государственного театра ответственным становится С.Бжаниа, а режиссером-лаборантом начинает работать К.Карал-оглы.

Первая абхазская театральная студия, организацией которой занимался известный деятель национальной культуры, педагог и просветитель, знаток абхазского музыкального фольклора К.Дзидзария, была открыта в 1929 г. Ее руководителем и преподавателем официально был назначен режиссер и педагог В. И. Домогаров. Совместно с К. Дзидзария в абхазских селах они отобрали талантливых молодых людей, ставших первыми профессиональными актерами, а впоследствии и народными артистами Абхазии и Грузии, выдающимися мастерами абхазской сцены – А.Агрба, Р.Агрба, Л.Касландзия, Ш.Пачалия, Е.Шакирбай, А.Аргун - Коношок, М.Кове и другие.

Опытный педагог и талантливый режиссер В.И.Домогаров в течение двух лет, ежедневно работая помногу часов со студийцами, добился невероятно больших результатов. Молодые крестьянские дети, из которых лишь немногие видели спектакли передвижного абхазского театра под руководством Д.Гулиа, смогли освоить за короткий срок не только сложную науку сценического мастерства, но и ознакомиться с наиболее значительными произведениями русской классики, научились играть, раскрывать образы, то есть стать профессионалами. В высказываниях бывших студийцев о деятельности их педагога В.И.Домогарова чувствуется огромное уважение и любовь молодых артистов к своему руководителю, который отечески заботился о своих воспитанниках. Для работы в студии В.Домогаров пригласил высококвалифицированных педагогов по сценической речи – режиссера и актера Л.Орлова - Романовского, В.Маан, а также педагогов по русскому языку, рисованию, математике и другим общеобразовательным предметам.

Как отмечено в книге А.Аргуна «История абхазского театра», «воспитывая актеров в традициях русского реалистического театра, В. Домогаров никогда не забывал о выявлении своеобразия специфических особенностей абхазского характера. Он всегда помнил и чтил традиции абхазского театра, берущего свое начало от народных игр - представлений, от искусства «акечеков», в творчестве которых переплеталось умение создавать одновременно героические и комические образы» (История абхазского театра, Сухум, 1978 год, стр.122). Важную роль в воспитании студийцев сыграл и К.Дзидзария - величайший энтузиаст, просветитель и педагог, единомышленник и соратник Д.Гулиа, К.Ковача и других сподвижников абхазской национальной культуры.

27 ноября 1931 г. силами студийцев состояла премьера спектакля «Киараз» по одноименной пьесе С.Чанба «Киараз» о героических подвигах абхазских революционеров и борцов против грузинских меньшевиков. А 20 января 1932 г. Абхазская театральная студия показала свой второй спектакль – комедию Гоголя «Ревизор». Оба спектакля были с восторгом приняты абхазской публикой и молодым правительством во главе с Совнаркомом Н.Лакоба. Так молодые студийцы, с успехом справившись с дипломными спектаклями, утвердили свое право на существование. Вслед за «Ревизором» в театре-студии поставили «Доходное место» А.Островского и о молодых талантах заговорила вся Абхазия. Комедия Н.Островского, в которой было много драматических сцен, давала юным артистам возможность раскрывать психологически углубленные образы, да к тому же педагог считал, что пьеса Островского отличалась своей актуальностью на заре новой власти. Вскоре студийцы вошли в коллектив абхазского театра и спектакли, поставленные в студии, заняли достойное место в репертуаре, а сами молодые актеры, стали основным костяком обновленного национального абхазского театра. В.Домогаров еще в стенах студии начал постановку героической драмы «Кяхба Хаджарат», написанной талантливым студийцем М.Кове. Премьера нового спектакля состоялась уже на сцене профессионального театра и была последней работой В.Домогарова, поставленного им со студийцами.

В 1934 г. В.И.Домогаров в связи с состоянием здоровья уезжает в Москву, а его ученики становятся ведущими актерами профессионального абхазского театра. Историк театра А.Х.Аргун, характеризуя в целом творчество старшего поколения Абхазского государственного драматического театра имени С.Чанба, пишет: «Старшее поколение труппы выделяется тем, что это художники одной школы, они повели за собой коллектив и определили его творческий облик. При многогранности дарования каждого из них, при всем различии их актерских индивидуальностей, все вместе они создают единый, гармоничный ансамбль» (А.Аргун «История абхазского театра», Сухуми, 1978, стр.131). Становление абхазского профессионального театра связано с появлением на его сцене учеников В.И.Домогарова. Воспитанные в традициях реалистического театра, они своей игрой раскрывали своеобразие национального характера, развивали традиции героического, заложенные в абхазском фольклоре и в народных истоках театра. В то же время абхазский театральный коллектив 30-х и 40-х годов прекрасно справлялся не только с героико-романтическим материалом, но и создавал сатирические, комедийные образы. Лучшие спектакли Абхазского театра того времени – «Киараз» и «Махаджиры» С.Чанба, «Ревизор» Гоголя, «Овечий источник» Лопе де Вега, «Ханума» А.Цагарели, «Отелло» Шекспира, «Жених» М.Шавлохова, «Скала героя» Г.Гулия и многие другие свидетельствуют о многогранности творческих возможностей актеров.

В становлении абхазской национальной драматургии и театра важную роль сыграл молодой актер и драматург Мута Кове, которому было отпущено на искусство всего лишь семь лет жизни. Совсем еще молодым М.Кове поступил в Абхазскую драматическую студию, а через три года стал ведущим актером театра. Одновременно он успешно занимался народным песенным и танцевальным искусством. В 1934 году принимал участие во всекавказской олимпиаде в Тбилиси, на которой абхазскому этнографическому хору, в составе которого он выступал, были присуждены все четыре премии и получено приглашение на участие в олимпиаде искусств народов мира в Лондоне. В Лондон абхазский хор так и не попал, но зрители Москвы горячо приняли сольное выступление М.Кове в «Танце абхаза». После окончания театральной студии М.Кове написал две героические драмы: «Кяхба Хаджарат» и «Инапха Кягуа» - о прославленных народных героях, а позже и музыкальную комедию «Последняя свадьба». Все три пьесы были поставлены в абхазском театре и шли с неизменным успехом. В одном из них – «Кяхба Хаджарате» главную роль играл сам автор, который уже тогда был ведущим актером театра. Вскоре М.Кове поступил в Тбилисский театральный институт имени Ш.Руставели. Его талантом, неуемной энергией и удивительной работоспособностью восхищались такие педагоги и мастера грузинской сцены, как Акакий Хорава и Акакий Васадзе, но успел он проучиться там всего лишь полтора года. В 1937 году М.Кове был арестован и расстрелян как «враг народа».

После В.И.Домогарова Абхазский театр возглавил режиссер Вахтанг Гарик, который считал, что театр должен работать, прежде всего, над постановками оригинальной драматургии. Он успешно поставил «Инапха Кягуа» М.Кове, «В глухой старине» Д.Дарсалия, «Махаджиры» С.Чанба, «Восстание в Лыхнах» В.Агрба, а также «Овечий источник» Лопе де Вега и «Анзор» С. Шаншиашвили. Эти спектакли во многом определили в дальнейшем героико-романтическое направление абхазского театра. В своих постановках В.Гаррик и коллектив театра раскрывали героический характер народа, стремящегося к свободе и равенству.

Русский режиссер Я.Жданов, возглавивший абхазский театральный коллектив после ухода В.Гарика, открывает при театре режиссерскую лабораторию, в которой начали работать ведущие актеры театра Азиз Агрба, Леуа Касландзия и Шарах Пачалия. В 1935 году А.Агрба послали на учебу в ГИТИС на режиссерский факультет, а в 1937 году продолжил свою учебу в Тбилиси, но вскоре из-за нехватки национальных кадров был отозван на родину и в 1938 году возглавил Абхазский драматический театр в качестве художественного руководителя. Он начал приобщать абхазских писателей к театру и вскоре в репертуаре появились оригинальные пьесы «1866 год» Г.Гулиа и Н.Микава, «Потомок Гечей» М.Лакрба и другие.

В 1936 г. при Тбилисском театре имени Ш.Руставели была открыта абхазская студия для подготовки актеров для Абхазского театра и уже в 1939 г. первый выпуск этой студии – ученики А.Хоравы, А.Васадзе и Д.Алексидзе пополнили коллектив Абхазского театра со спектаклями «Несчастье» С.Клдиашвили и «Сганарель» Мольера.

Все первые выпускники грузинской театральной школы, кроме народной артистки Абхазии и Грузии Е.Шакирбай и Я.Чочуа, ставшего впоследствии прекрасным переводчиком пьес на абхазский язык, погибли во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., так и не успев стать творческой опорой театра.

Основным костяком творческой труппы Абхазского театра во время Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, а также несколько десятилетий послевоенного времени, вплоть до конца 70-х и начала 80-х годов прошлого столетия являлись выпускники Первой Абхазской драматической студии под руководством К.Дзидзария и В.Домогарова. Силами творческого коллектива в марте 1941 г. была осуществлена постановка шекспировского «Отелло», ставшей серьезным испытанием и на многие годы визитной карточкой молодого тогда еще театрального коллектива. «Отелло» - одна из первых серьезных самостоятельных работ известного абхазского режиссера и актера Азиза Агрба, которая была осуществлена под руководством грузинского режиссера С.Челидзе. В этом спектакле наиболее полно раскрылись, получившие в дальнейшем развитие героико-романтические тенденции театра и неповторимые актерские индивидуальности тогда еще молодых актеров – Л.Касландзия (Отелло), Ш.Пачалия (Яго), А.Аргун - Коношок (Дездемона).

«Касландзия - Отелло берет вас за самое сердце, его глубокий, нежный и могучий в одно и то же время голос ведет вас за собой, поглощает целиком. Глядя на Касландзия, не веришь, что это молодой актер…», - восторженно писал после премьеры Д.И.Гулиа. (газ. «Советская Абхазия», 1941, 12 марта).

Как отмечает А.Х.Аргун, с 1918 года вплоть до начала ВОВ, абхазский театр «находился на стадии стремительного роста» (А.Аргун «История абхазского театра», стр.177). В этот период в театре были поставлены полноценные художественные произведения - «Ревизор» Гоголя, «Доходное место» Островского, «Овечий Источник» Лопе де Вега, «Слуга двух господ» Гольдони, «Гибель эскадры» Корнейчука и другие. Начинает развиваться и становится на профессиональный уровень и национальная абхазская драматургия. Были осуществлены постановки оригинальной абхазской драмы - «Махаджиры», «Киараз» и «Апсны Ханым» С.Чанба, «В глухой старине» Д.Дарсалия, «Восстание в Лыхнах» В.Агрба, «Кяхба Хаджарат» и «Инапха Кягуа» М.Кове, «Овраг Сабыды» М.Лакербай и другие.

Последовательному творческому развитию профессионального абхазского театра был нанесен огромный ущерб в сталинско-бериевские времена репрессий, когда в Абхазии несколькими этапами прокатилась волна массовых арестов и расстрелов видных общественных и государственных деятелей, представителей творческой интеллигенции. В 37-39 годах были арестованы и расстреляны первые абхазские профессиональные драматурги, такие как С.Чанба, М.Кове и другие. Немало театральных деятелей, в том числе и М.Лакербай, К.Дзидзария и другие, много лет провели в тюрьмах и ссылках. В 40-х и в начале 50-х годов, когда закрыли абхазские школы и обучение перевели на грузинский язык, репрессиям подвергся и национальный абхазский театр. Коллективу театру было запрещено выступать на стационарной сцене в здании Сухумского театра, в котором в течение нескольких лет работала лишь сухумская труппа грузинского театра. Однако коллектив абхазского театра во главе с А.Агрба и Ш.Пачалия продолжал ездить со своими спектаклями по абхазским селам на арбах и показывать свое искусство простым труженикам, помогавшим изо всех сил фронту в это очень тяжелое время. Гонимые жестоким государственным режимом, каждый день, рискуя оказаться «врагом народа» и брошенными в тюрьму, актеры и режиссеры абхазской труппы не сдавались, не сидели сложа руки, а создавали новые спектакли по антифашистским и патриотическим произведениям, которые принимались зрителями с большим успехом. Особенно следует отметить героическую драму известного писателя и драматурга Г.Гулиа «Скала героя». Образ непокоренного абхазского старика Даура в исполнении Л.Касландзия вдохновлял людей, вселяя в них уверенность в победе.

В 40-х и в начале 50-х годов театр помимо военной темы, обращается часто к классической комедии. В 1944 г. абхазский театр ставит пьесу Н.Островского «Без вины виноваты», главную роль в которой сыграла Е.Шакирбай. В этот период были поставлены комедии, оставившие заметный след в истории развития национального абхазского театра того времени. К примеру, музыкальная комедия осетинского драматурга М.Шавлохова «Жених», а также знаменитая комедия А.Цагарели «Ханума», в которой в полной мере раскрылось комедийное дарование ведущей актрисы абхазского театра того времени - М.Зухба. А в начале 50-х годов с огромным успехом была воспринята зрителями комедия другого осетинского драматурга А. Такаева «Женихи», а также знаменитая комедия Гольдони «Хозяйка гостиницы».

20 декабря 1952 г. на берегу моря открылось новое здание драматического театра – нынешнее здание Абхазского государственного драматического театра имени С.Чанба.

Первые гастроли Абхазского театра состоялись по городам и селам братской республики Карачаево-Черкессии, где абхазские спектакли получили хорошие отзывы и были с большой радостью восприняты зрителями.

Большим событием в середине 50-х годов стала постановка исторической драмы Г.Гулиа «Черные гости». Произведение о событиях периода русско - турецкой войны, о трагической судьбе абхазского народа было поставлено А.Агрба, который с большим успехом сыграл и образ владетельного князя Келешбея.

В 1957 г. Абхазский театр принял участие в декаде абхазской литературы и искусства в Тбилиси, во время которой были показаны – «Отелло» Шекспира, «Измена» А.Сумбатова - Южина, Гунда» Ш.Пачалия.

Наступившая после падения режима Сталина и Берии хрущевская оттепель, благотворно повлияла, в том числе, и на творчество абхазского театра. Впервые после десятилетнего перерыва было возобновлено обучение абхазской молодежи в Тбилисском театральном институте. В 1958 году народный артист Грузии, педагог А.Хорава приехал со своими, только что окончившими институт, питомцами в Сухум, показывать дипломный спектакль, после которого группа выпускников этого института успешно влилась в творческий коллектив театра. Яркими представителями театральной молодежи того времени были, ставшие впоследствии ведущими актерами Абхазского театра – Э.Когония, С.Агумаа, Н.Камкия, А.Ермолов, А.Тания, Ш.Гицба и другие. В театр, после окончания режиссерского факультета того же института, пришел актер и режиссер Х. Джопуа, успешно поставивший в конце 50-х годов несколько комедий, а позже известную трагедию Гарсиа Лорки «Кровавая свадьба», ставшей одной из лучших постановок театра имени С.Чанба.

Большим событием в творческой жизни абхазского театра стало появление в его репертуаре трагедии Еврипида «Медея» в постановке Г.Суликашвили. В этом спектакле впервые с такой силой проявилось трагедийное дарование уже известной, ведущей актрисы театра, народной артистки ГССР и Абхазской АССР Минадоры Зухба, создавшей трагический образ Медеи.

Абхазский театр 60-70-е годы.
Развитие театра в эпоху оттепели. Н.Эшба и Д.Кортава.

С начала 60-х годов прошлого века начинается заметный подъем профессионального уровня абхазского национального театрального искусства., прежде всего, благодаря приходу в театр молодого талантливого режиссера Нелли Эшба. С ее творчеством связан целый период в развитии абхазского театра.

В воспитании абхазских актерских кадров огромна заслуга выдающихся грузинских актеров и педагогов, таких, как народные артисты Грузии и СССР А.Хорава и А.Васадзе. С середины 50- годов регулярно в Тбилисском театральном институте имени Ш. Руставели происходили выпуски отдельных групп абхазских артистов, ставшие впоследствии известными деятелями абхазского театрального искусства. И в 1962 г. в коллектив абхазского театра влились молодые силы – выпускники Тбилисского театрального института (1962). Среди них известные актеры, ставшие любимцами публики, как В.Маан, С.Дбар, З.Чанба. Вместе с предыдущим выпуском театрального института они представляли творческую силу театра. И неудивительно, что молодой, ищущий новые пути в искусстве театра режиссер Нелли Эшба именно с ними начинает строить свой театр с постановки известной психологической драмы «Призраки»- первой пьесы основоположника абхазской литературы Д.И.Гулиа

В своей первой работе на абхазской сцене Н.Эшба заняла в основном молодой состав труппы – А.Тания, В.Маан, А.Ермолова, Р.Джопуа и других. Борьба за кусок земли двух крестьян выливается в важный философский разговор о назначении человека в жизни, о счастье и любви. В драме и конфликт отцов и детей, свободомыслия и деспотизма, любви и алчности. Вокруг всего этого противостояния разыгрывается человеческая драма, сыгранная молодыми актерами вдохновенно и убедительно.

Вслед за «Призраками», в 1962 г. Н.Эшба ставит в театре одну из самых востребованных современных пьес того периода – комедию Е.Шварца «Голый король» с Л.Касландзия в главной роли. Нужно отметить, на несколько лет раньше эта же комедия Е.Шварца с большим успехом была поставлена в московском театре «Современник» Олегом Ефремовым, в котором играл весь звездный состав популярного в те годы театра. Спектакль Абхазского театра отличалась своей самобытностью, неповторимой национальной интонацией, ибо он, прежде всего, был произведением национального искусства. Таким образом, постановка «Голого короля» стала победой не только режиссера Н.Эшба, но и в целом всего театра. Публика восторженно приняла новый спектакль, в котором органично сочетались ирония и грусть, любовь и фарс. Легко, непосредственно и с неповторимым юмором актеры сыграли в этом спектакле иллюзию обмана, внешнюю легкость и красочную фальшь, которой живет это внешне беззаботное государство. «Голый король» на многие годы определил одну из главных направленностей театра – сочетание гротеска и тонкого, чисто абхазского юмора. В этот же период Нелли Эшба поставила три известных одноактных комедий А.Чехова – «Медведь», «Предложение» и «Юбилей». Вслед за этим Н.Эшба вновь обращается к национальной драматургии и ставит поэтическую драму тогда еще молодой поэтессы Н.Тарба «Песню нелегко сложить» и героическую драму М.Чамагуа о герое войны «Иван - абхазец». В этих спектаклях главные роли исполняют в основном молодые актеры – В.Маан, С.Агумаа, А.Ермолов и другие.

В 1963 г. после завершения учебы на режиссерском факультете Тбилисского театрального института в Абхазский театр возвращается режиссер, автор комедий «Мышь в амбаре» и «Дом №12» Хута Джопуа, который поставил в том же году известную комедию грузинского драматурга П.Какабадзе «Кваркваре Тутабери». Образ своеобразного грузинского авантюриста, хамелеона, лгуна и обманщика великолепно сыграл известный абхазский актер и режиссер Азиз Агрба. Следующая работа режиссера Х.Джопуа - трагедия Ф.Г.Лорки «Кровавая свадьба» - стала этапной в развитии абхазского театрального искусства. Сюжетная коллизия, характеры героев, особый темперамент, строгие традиции и обычаи в понимании чести и позора, раскрывающиеся в трагедии Лорки были близки и понятны абхазским зрителям, и спектакль имел оглушительный успех. Трагическая песнь о любви и ненависти, мести и прощению была исполнена абхазскими актерами Ш.Гыцба, Э.Когония и Н.Камкия М.Зухба, В.Маан и другими на высокой эмоциональной ноте.

В середине 60-х годов театр вновь обращается к трагедии Шекспира «Отелло», в новой постановке (режиссер народный артист Абхазии и Грузии А.Агрба) играют уже молодые актеры театра – Н.Камкия в роли Отелло, В.Маан в роли Дездемоны, Ч.Джения в роли Яго и т.д. Спектакль был приурочен к 400-летию со дня рождения Шекспира.

В 60-е г. ведущим режиссером театра была Н.Эшба, снискавшая огромное уважение зрителей и творческой интеллигенции Абхазии за талантливые, современные постановки и за заметное оживление театральной жизни в республике. В эти годы театр часто обращается к современной, в основном русской советской драматургии, к произведениям А.Арбузова, В.Розова и других авторов. Известный актер, режиссер и драматург Ш.Пачалия возобновил постановку «Жениха» М.Шавлохова – веселый, жизнерадостный спектакль с песнями и танцами.

Несмотря на справедливое замечание критики, не раз отмечавшей заметное отставание абхазской национальной драматургии, в репертуаре театра 60-х годов немало оригинальных абхазских пьес. Театр ставит пьесу А.Лагвилава об Абрскиле (режиссер – Г. Суликашвили), в главной роли которого выступает актер Н.Камкия, создавший образ героя, олицетворяющего чистоту и преданность людям. В 1966 году Х.Джопуа ставит пьесу абхазского поэта Г.Гублиа «С тобой, моя любовь!», воскрешавшей страницы революционной истории абхазского народа. Серьезной психологической работой театра стала постановка драмы Дж. Ахуба «Искупление» в постановке Н.Эшба, рассказывающей о трагических судьбах абхазской интеллигенции, ставшей жертвой сталинских репрессий. Несмотря на осуждение культа личности Сталина, эта первая постановка театра о недавней кровавой истории, поглотившей многие жизни соотечественников, была сопряжена с трудностями. Партийные руководители, опасаясь негативной реакции из Тбилиси, пытались запретить спектакль. В результате, после нескольких показов, он был снят с репертуара. Поставленная в тот период Х.Джопуа комедия югославского драматурга Д.Добричанина «Улица Три соловья, дом №17» была своеобразно приближена к абхазской действительности. Сохранив драматургическую основу, постановщики изменили место действия и имена героев.

В 1966 г. общественность Абхазии впервые после реабилитации торжественно отметила столетие репрессированного и расстрелянного, как врага народа, известного абхазского драматурга и общественного деятеля С.Я.Чанба. Тогда же решением абхазского правительства Сухумскому драматическому театру было присвоено его имя. Состоялись сразу две постановки по произведениям С.Чанба – «Бог Саваоф» (реж. Х.Джопуа) и «Махаджиры» (реж. М.Мархолия).

Вслед за спектаклями, рассказывавшими о прошлом Абхазии, театр возвращается к современной тематике в постановке комедии «Моя лучшая роль» известного абхазского писателя и драматурга М.Лакербай - о жизни современного села, о заботах и проблемах тружеников сельского хозяйства, к которым приезжает молодой актер (Н.Камкия), чтобы приобщить их к театральному искусству. История о человеческих взаимоотношениях, рассказанная театром легко, с юмором и жизнерадостно, делала этих героев ближе и понятнее городскому зрителю. К тому же это было полноправное возвращение на абхазскую сцену драматурга М.Лакербая, после того, как он пережил репрессию и заключение. В 60-х годах на сцене впервые была поставлена сказка-притча начинающего молодого драматурга, актера Р.Джопуа «Дочь Ажвейпшаа», в котором были задействованы молодые актеры театра, позже в театре была поставлены его драмы «Трещина», «Шаги» и другие.

Нужно также отметить, что именно в 60-е годы зрители впервые знакомятся на сцене абхазского театра с творчеством Шоты Чкадуа - одного из самых ярких абхазских драматургов второй половины 20 века. Им написаны много сатирических комедий, одноактных пьес, водевилей, которые и ныне ставятся как на профессиональной, так и на любительской сцене, пользуются большим успехом и у современного зрителя. Наиболее популярная его комедия «Кто из нас глухой?» («Жуля и Мажуля») много лет успешно шла на сцене Абхазского театра, а также была поставлена Московским театром Советской Армии. В 1968 г. в Абхазском театре режиссер М.Мархолия ставит его психологическую драму «Враг человека» о трагических последствиях войны.

В 1969 г. Н.Эшба ставит психологическую драму одного из лучших абхазских прозаиков А. Гогуа – «День взаймы». Однако по газетным публикациям того периода мы можем сделать вывод, что глубоко философская мысль писателя о связи времен, взаимодействии прошлого и настоящего не получила своего выражения в сценической интерпретации.

В 1967 г. театр впервые обратился к творчеству известного немецкого писателя Б.Брехта, произведения которого широко ставились на сценах советских театров, особенно в 60-е годы. Режиссер М.Мархолиа ставит пьесу Брехта «Господин Пунтила и его слуга Матти». Как справедливо отмечает историк театра А. Аргун, «обращение к драматургии Брехта, отличающейся высоким интеллектуализмом и философской глубиной, свидетельствовало о творческой зрелости коллектива». (А. Х. Аргун. История абхазского театра. Сухуми, 1978, стр.354.)

В 1968 г. в абхазском театре происходят заметные изменения. Художественным руководителем и директором театра официально становится Н.Эшба - постановщик ярких, самобытных, художественно целостных спектаклей. В этот же период в работу абхазского театра подключается еще один режиссер - выпускник Ленинградского института театра, музыки и кинематографии М.Мархолиа, который ставит на сцене абхазского театра спектакль по роману Д.Павловой «Совесть». Серьезным творческим приобретением театра становится и другой выпускник Ленинградского театрального института – Дмитрий Кортава - талантливый, самобытный режиссер. Его ранняя постановка - «Горянка» Р.Гамзатова - поэтический рассказ о судьбе горянки, о ее искренней любви, вступающей в противоречие с горскими обычаями. Роль горянки Асият непосредственно и ярко была сыграна талантливой, самобытной актрисой С.Агумаа.

В том же 1968 г. в актерский коллектив театра вливается группа выпускников Тбилисского театрального института со своими дипломными спектаклями – «Ревизор» Гоголя и «В день свадьбы» В.Розова. С первых шагов на профессиональной сцене зрители заметили несомненный талант и невероятное обаяние молодого В.Кове, который сыграл в двух выпускных спектаклях совершенно разноплановые роли – подлинно гротесково-сатирический Подколесин в «Женитьбе» Гоголя и тонкий, психологически выверенный образ Заболотного, наполненный внутренним содержанием и глубиной в пьесе В.Розова «В день свадьбы».

Сезон 1968 - 1969 оказался интересным и плодотворным для творческого коллектива театра. Выступая перед зрителями во время открытия сезона, художественный руководитель Н.Эшба говорила об ответственности театра перед юными зрителями. И вскоре в репертуаре появились сказка Н. Островского «Снегурочка» и знаменитая «Лесная песня» Л.Украинки в постановке Н.Эшба. Пронизанные светлым, поэтическим, духом, внутренней гармонией и внешней зрелищностью, а также удачными, эмоционально оправданными актерскими работами, эти спектакли оказались на много лет востребованными зрителями не только в Абхазии, но и за пределами республики во время гастролей театра.

Событием в театральной жизни того периода стала постановка знаменитой пьесы классика мировой драматургии, мастера психологической драмы Г.Ибсена «Привидение». Спектакль, поставленный М.Мархолия, благодаря тонкой и точной игре актеров – В.Кове, С.Агумаа, Р.Агрба и А.Ермолова стал открытием для театральной общественности республики. Трагическая судьба молодого человека, раскрытая актером В. Кове эмоционально и в то же время емко, с глубокой внутренней отдачей, отношения между матерью и сыном (С.Агумаа и В.Кове) – любящими людьми, сыгранная с открытым нервом, поражала зрителей своей пронзительностью и глубиной. «Привидение» стало одной из лучших работ режиссера М.Мархолия, в нем с новой силой засверкал настоящий талант молодого актера В.Кове и необыкновенно мощное дарование уже известной актрисы С.Агумаа.

В начале 70-х г. Абхазский театр под руководством Н.Эшба достигает новых творческих успехов и впервые получает широкую известность далеко за пределами своей республики. К этому времени в репертуаре театра уже появился героико-романтический спектакль по роману в стихах народного поэта Абхазии Б.Шинкуба «Песнь о скале», в котором постановщик Н.Эшба заняла все поколения театра. Автором инсценировки выступил один из старейших актеров театра, режиссер и драматург Ш.Пачалия. Известный русский писатель К.Симонов, подчеркивая поэтичность этого «широкого исторического полотна», называл его «поэтической энциклопедией тогдашней абхазской жизни». (газ. «Заря Востока», 1971, 4 июня). В этой постановке о народном герое Хаджарате Кяхба, Н.Эшба удалось воплотить на сцене гармоничное сочетание высокой поэтичности и героизма. Главным для авторов спектакля было глубокое раскрытие национального характера. Театр сумел показать убедительную картину взаимоотношений разных сословий, а также переплетение традиционного абхазского уклада жизни, новых капиталистических отношений и отголосков русской революции 1905 года. Главный герой спектакля Хаджарат - защитник крестьян, в начале прошлого столетия выступивший против произвола князей и дворян. Он был создан одновременно народным артистом Абхазии и СССР Ш.Пачалия и молодым тогда актером Л.Авидзба. Им обоим, несмотря на разный сценический опыт, на высокой эмоциональной ноте удалось создать убедительный портрет романтического героя уже новой формации. Героя с обостренным чувством справедливости, гордого и бесстрашного, наделенного, наряду с искренностью, умением глубоко любить и чувствовать. Глубоко трагический образ абхазского дворянина Шабата был создан ведущим актером театра старшего поколения Л.Касландзия. «Всего в трех эпизодах встречается со зрителями Шабат-Касландзия, но этот образ надолго остается в памяти, невольно заставляя представлять героя неприступной скалой, возвышающейся как памятник благородству. Безусловно, здесь соприкоснулись сердца больших художников Б. Шинкубы и Л.Касландзия», - писал А.Аргун. (А.Аргун. История абхазского театра. Сухуми – 1978г., стр. 379). Спектакль получился ярким и величественным, в этом была и заслуга талантливого художника Е.Котлярова, плодотворно работавшего главным художником Абхазского театра с конца 60-х до середины 70-х годов. Созданный им на сцене образ величественной скалы утверждал героическое монументальное начало всего спектакля. Он был поставлен в честь 50-летия Советской власти в Абхазии. Вслед за ним Ш.Пачалия осуществил постановку нового спектакля по трем новеллам («Аргун Сейдык», «Мизинец», «Гость») абхазского писателя и драматурга М.Лакербая. «Аламыс» в инсценировке актера и драматурга А.Мукба впервые получило свое сценическое воплощение. Спектакль о прошлом абхазского народа, о его нравственной чистоте, духовности, традициях и обычаях, о чести, совести и долге, что объединено под понятием емкого и священного для каждого абхаза слове – аламыс. Яркие, запоминающиеся образы старого, мудрого отца Сейдыка и верного старейшим традициям гостеприимства Ханаша были сыграны молодым тогда актером А.Тания, с удивительной непосредственностью сумевшим раскрыть всю глубину и трагизм своих героев.

В 1971 г. Нелли Эшба обращается к классической драматургии и ставит романтическую драму Ф.Шиллера «Дон Карлос». Основная идея спектакля -стремление к свободе, борьба за светлые идеалы, любовь к людям – выражена главным образом через образ Дона Карлоса, сыгранный глубоко и эмоционально молодым, ведущим актером театра В.Кове. В спектакле Н. Эшба главной линией становится взаимоотношения Карлоса (Кове) и маркиза Позы (Ш.Гицба). Карлос в исполнении талантливого актера, становится стержнем всего спектакля, на нем скрещиваются линии героев (маркиза Позы, короля Филиппа (в исполнении Н.Камкия), борющихся за свои идеалы. Спектакль «Дон Карлос» был восторженно принят не только абхазскими зрителями, но получил высокую оценку известных театральных критиков (Э.Гугушвили, В.Березовская и др.) Он стал одной из лучших постановок Н.Эшба и этапным спектаклем в истории абхазского театра.

Богатый и разнообразный репертуар Абхазского драматического театра имени С.Чанба в первой половине 70-х годов красноречиво говорит о художественном и профессиональном уровне и перспективах творческого коллектива - «Дон Карлос» Ф.Шиллера, «Песнь о скале» Б.Шинкуба, «Лесная песня» Л.Украинки, «Снегурочка» Н.Островского, «Старшая сестра» А. Володина, «Женская честь» И.Папаскири и другие в постановке художественного руководителя Н.Эшба. Большое значение для профессионального развития театра имели спектакли, в постановке Д.Кортава - «Мари - Октябрь» Ж.Робера, «Горянка» Р.Гамзатова», «Не беспокойся, мама» Н.Думбадзе и другие. Спектакли, поставленные режиссером М.Мархолия, «Привидения» и другие, спектакли Х.Джопуа, особенно «Кровавая свадьба» стали событием в театральной жизни страны.

В 1971 г. театр во второй раз побывал на гастролях в Тбилиси, где такие спектакли, как «Песнь о скале», «Дон Карлос», «Горянка», «Мари - Октябрь» и другие вызвали восхищение искушенной тбилисской публики и высокую оценку театральной критики. «Сухумский театр – это зрелый, интересный творческий коллектив, умеющий преподнести каждый новый спектакль свежо, оригинально и ярко», - писала газета «Заря Востока». (по книге А.Аргуна: «История абхазского театра», 1978г., стр.393).

Наиболее интересным и запоминающимся своими новыми спектаклями стал театральный сезон 1972-73 гг. К 50-летию образования СССР был поставлен спектакль «Сейдык» по мотивам повести классика абхазской драматургии С.Чанба. В интерпретации авторов новой пьесы А.Аргуна и М.Мархолия это – история драматической жизни абхазского крестьянина достигшего материального благополучия своим трудом, потом и кровью и с трудом принимающего новую советскую колхозную реальность. И, если в повести С.Чанба Сейдык безжалостный кулак, наживающийся за счет батрачьей наемной работы, готовый из-за клочка земли уничтожить соседа, то новый Сейдык в исполнении народного .артиста СССР Ш.Пачалия – серьезный, умный старик, всю жизнь отдавший работе на земле, мучительно переживающий происходящие вокруг перемены. За его внешней скупостью чувствуется большая сила, внутренний темперамент. Ш.Пачалия создал психологически убедительный и глубоко драматичный образ абхазского старика.

О молодом поколении 70-х годов, о проблемах, волновавших их, о любви и разочарованиях, о взаимоотношениях разных поколений – романтическая комедия известного грузинского драматурга Н.Думбадзе «Не беспокойся, мама». Спектакль, в котором главные роли сыграли В.Аблотия и В.Маан, получился искренним и душевным. Светлая и романтическая история любви, сыгранная тонко и поэтично, привлекла внимание молодежи к абхазскому театру.

Событием в театральной жизни республики стала постановка Н.Эшба известной поэтической драмы Л.Украинки «Лесная песня». Человеческая мечта о счастье, выраженная высоким, одухотворенным поэтическим языком, воспевание человеческого в человеке и очищение его от скверны - стали главными в спектакле Н.Эшба. Премьера этого спектакля успешно состоялась в Киеве во время гастролей, на сцене театра имени Ивана Франко. В обсуждении, в котором приняли участие видные украинские театроведы, говорилось о том, что абхазский театр глубоко проникся идеей автора, сумел понять и тонко выразить украинский характер. Подчеркивали поэтичность и в то же время достоверность игры Л.Агрба в роли дяди Льва, Ш.Гицба в роли Лукаша, С.Дбар в роли трогательной и трагической Мавки. В репертуаре гастролей в Киеве, кроме «Лесной песни» были такие спектакли, как «Дон Карлос», «Песнь о скале», «Не беспокойся, мама!», «Привидения», «Аламыс» и другие. Украинская театральная общественность дала высокую оценку режиссерскому и актерскому мастерству абхазского театра. На конкурсе, объявленном в честь 50-летия СССР, спектакль «Лесная песня» был признан одним из лучших и удостоен первой премии.

23 августа 1973 г. начались гастроли Абхазского театра в Москве в здании театра имени Маяковского. В гастрольный репертуар вошли лучшие спектакли – «Песня о скале», «Дон Карлос», «Лесная песня». «Снегурочка», Не беспокойся, мама!». В Москве состоялась премьера «Женской чести» по роману классика абхазской литературы И. Папаскир. Инсценировку этого романа, охватывающего большой промежуток времени от эпохи коллективизации до 60 годов, осуществили Н.Эшба и Ш. Пачалия. Режиссер спектакля Н.Эшба, доверила главную роль Саиды тогда еще студентке Тбилисского театрального института Ирине Когония.

Московские гастроли открылись спектаклем «Песнь о скале», который был принят очень тепло, зрители неоднократно прерывали действие бурными аплодисментами. Театровед Г.Данилова писала в «Московской правде»: «Режиссура постановщика спектакля Н.Эшба тяготеет к яркой зрелищности, к широкому использованию выразительных возможностей мизансцены, музыки, цвета и света, ритмических контрастов танцевальной пластики, декорационных композиций, умело подчиняет все это выявлению замысла». ( «Московская правда», 1973, 5 сентября). Критики давали высокую оценку и другим спектаклям Абхазского театра, особенно отмечали «Дон Карлос», «Песнь о скале» и «Не беспокойся, мама!». В Министерстве культуры СССР состоялось обсуждение спектаклей Абхазского театра. В нем приняли участие видные театральные деятели России, которые были единодушны в том, что театр «достойно выступил на московских сценических подмостках. Он заинтересовал своим искусством, заставил полюбить многое в своем творчестве, никого не оставил равнодушным» (А.Аргун, История абхазского театра, 1978г. стр.407). Особенно высокую оценку получила игра актеров. Были отмечены мастерство и замечательный опыт старейших актеров театра, как Ш.Пачалия, Р.Агрба, А.Аргун - Коношок, И.Кокоскерия и других. В то же время особо отметили творческую индивидуальность актеров среднего поколения – А.Ермолова, Ш.Гицба, В.Маан, С.Дбар и других. Лучшим актером был признан В. Кове. Был особо отмечен высокий профессионализм режиссеров Н. Эшба и Д. Кортава. Выступая в Москве, Абхазский театр показал самобытность и профессионализм, зрелость и слаженность творческого коллектива, его возможности и дальнейшую перспективу. «Абхазский театр привлекает целостностью его внутренней творческой темы – борьбы за высокое нравственное начало в человеке, поэтическим взглядом на мир и людей», - писал в «Литературной России» театровед А.Михайлов. («Литературная Россия», 1973,7 сентября). Первое в истории Абхазского театра выступление в Москве стало важным событием не только для коллектива театра, но и явлением в культурной жизни республики.

Вскоре после московских гастролей художественный руководитель Н. Эшба вынуждена была уйти из театра, а главным режиссером стал Д.Кортава – автор постановок многих этапных спектаклей театра, таких, как «Мари-Октябрь», «Горянка», «Не беспокойся, мама!» и другие. Следующей его постановкой стала известная пьеса Н.Думбадзе «Белые флаги» с В.Кове в главной роли. Спектакль о проверке нравственной стойкости совершенно разных по своему мировоззрению людей, оказавшихся в одной тюремной камере, имел огромный успех. Сам Н.Думбадзе, посмотрев спектакль, отметил оригинальность постановки и психологическую глубину замысла. А позже, в 1975 году известный грузинский актер и педагог А. Васадзе сыграл вместе с абхазскими актерами в этом спектакле роль Исидора.

В 1975 и 1976 гг. творческий коллектив Абхазского театра пополнился новыми молодыми актерами – выпускниками Тбилисского театрального института. К 30-летию победы в Великой Отечественной войне театр ставит антифашистскую пьесу словацкого драматурга И. Буковчана «Прежде чем пропоет петух» с В.Маан и А.Мукба в главных ролях. Режиссер М. Мархолия ставит интересный, взволнованный спектакль о проверке на прочность. Вслед за ним В.Кове, ставший за довольно короткое время одним из ведущих актеров Абхазского театра берется за постановку драмы Д.Ахуба «Тени наших гор» и сам играет роль главного героя. Образ его любимой девушки был создан известной актрисой В. Маан. Спектакль-дуэт о судьбе двух влюбленных, прошедших большую жизненную дорогу и переживших немало духовных испытаний и сохранивших душевную чуткость и нравственную чистоту был необычным и с интересом принят зрителями. Однако долгой сценической жизни он не имел, так как вскоре В.Кове поступил на режиссерский факультет ГИТИСа имени Луначарского и уехал в Москву на учебу. А театр обратился к веселой комедии Ш.Чкадуа «Алоу сердится», который был поставлен Д.Кортава. Образ председателя колхоза, обаятельного, неравнодушного ко всему, искреннего в своих эмоциях великолепно был сыгран Ш.Пачалия. Спектакль имел большой успех у зрителей своей непосредственностью, сочными и яркими образами. Вслед за ним Д.Кортава ставит новую сатирическую комедию Ш.Пачалия «Всесильный Мазлоу», в котором разоблачаются взяточники, подхалимы и всякого рода угодливые карьеристы. Образ деспотичного и самодовольного Мазлоу, возомнившего себя всесильным и незаменимым, убедительно и в то же время в гротесковой форме сыграл известный актер А.Еромолов.

Одновременно театр продолжает ставить и классику. Режиссер М.Мархолия обращается к драматургии А.Сухово-Кабылина и ставит его известную пьесу «Дело». Спектакль, разоблачающий судопроизводство и бюрократизм, чиновничество, погрязшее во взяточничестве и лжи был, особенно актуальным в середине 70-х годов, а яркая и талантливая игра А. Агрба в роли Муромского, Н.Камкина – Варравина и С.Сакания -Тарелкина делала спектакль интересным и востребованным.

С творчеством американского драматурга Т. Уильямса абхазский театр познакомился впервые только в постановке Д.Кортава его известной пьесы «Трамвай «Желание». Историк театра А.Аргун, будучи переводчиком произведения на абхазский язык, работал совместно с режиссером во время постановки: «Сконцентрировав внимание вокруг трех основных действующих лиц – Бланш, Стеллы и Ковальского, режиссер сумел показать общество, где все построено на принципах собственничества и потребительства, губящих душевную тонкость, взаимное уважение и порождающий цинизм, жестокость, унижение человеческого достоинства», - пишет он. (А.Аргун. История абхазского театра, 1978г., стр. 425). Актеры С.Агумаа, В.Маан и Н.Камкия своей непосредственной и яркой игрой убедительно обнажали всю чудовищность такого существования. Этот спектакль стал этапным для абхазского театра 70-х годов и одной из ярких работ режиссера Д.Кортава. В том же 1975 г. театр осуществил постановку первой пьесы А.Аргуна «Песнь о ранении» ( режиссер М.Мархолия) о первой любви и связи поколений. Интересным событием стала постановка Д.Кортава в 1976 г. драмы Ж. Ануя «Антигона» с Э.Когония и А.Агрба в главных ролях.

В эти годы театр часто обращается к национальной драматургии. В 1976 г. была поставлена историческая пьеса молодого драматурга А.Мукба «В солнечное затмение» о далеких событиях, произошедших в 555 году н.э., страницах истории абхазского народа в эпоху Юстиниана 1. Спектакль о роли личности в истории, о трагической судьбе царя абхазов Расмаге, роль которого ярко и насыщенно был создан великолепным актером театра Н.Камкия, был поставлен главным режиссером театра. Вслед за ним, уже в 1977 году Д.Кортава поставил сатирическую комедию народного поэта Абхазии Б.Шинкуба «А там, как хотите…», в которой самобытно, в лубочной форме были решены народные сценки, песни и танцы. Одним из заметных событий в театральной жизни конца 70-х годов стала постановка пьесы абхазского писателя и драматурга Ш.Аджинджал «Голос родника». В этом спектакле театр вместе с постановщиком М.Мархолия вновь возвращался к традиционной для него героико-романтической теме, раскрытой через борьбу народа за независимость во время революции и установления Советской власти в республике, искренней дружбы и взаимопонимания людей разных национальностей, объединенных общими интересами. Благодаря талантливой игре известных абхазских артистов А.Агрба, В.Маан, А.Тания, З.Амкуб - Ермоловой и других спектакль был насыщен яркими, запоминающимися сценами и был горячо принят зрителями. В начале 80-х годов Д. Кортава осуществил постановку шекспировского «Короля Лира», в главной роли которого выступил народный артист СССР Ш.Пачалия. С этим спектаклем театр успешно выступил на театральном фестивале в Ереване, где многими критиками была отмечена яркость и индивидуальность абхазского спектакля, особенно талантливую игру знаменитого актера в роли Лира.

Таким образом, в искусстве абхазского профессионального театра, рожденного в начале ХХ столетия, к 70-годам четко сформировались героико-романтические традиции. В истории театра навсегда остались имена выдающихся актеров – основоположников Абхазского театра Азиза Агрба, Леуарсы Касландзия, Шараха Пачалия, Минадоры Зухба, Анны Аргун-Коношок, Муты и Михаила Кове, Самсона Кобахия, Ивана Кокоскир и других. Продолжателями прекрасных традиций были актеры следующего поколения – Этери Когония, Алексей Ермолов, Амиран Тания, Софа Агумаа, Шалва Гицба, Виолетта Маан и другие. Героико-романтические традиции театра утверждали яркие, талантливые режиссеры – Нелли Эшба, Хута Джопуа, Дмитрий Кортава, Михаил Мархолия.

Несмотря на наличие отдельных интересных спектаклей, а также немалого количества оригинальной драматургии, в Абхазском театре конца 70-х и начала 80-х прослеживается тенденция к некоторому творческому застою. Отсутствие новых, ярких и непосредственных решений в постановке спектаклей, обращение зачастую к художественно неполноценным произведениям абхазской драматургии приводит к тому, что театр перестает расти в ногу со временем. В этот период на сценических подмостках всего Советского Союза в течение 20-30 лет идут успешные, порой ошеломляющие поиски оригинальных путей и приемов в мире театра. В Москве, поражая воображение зрителей, работают Юрий Любимов и Анатолий Эфрос, в Ленинграде Георгий Тавстоногов, Лев Додин. В Тбилиси своим «Кавказским меловым кругом» потрясает мир Роберт Стуруа, на весь мир славится литовский театр Мильтиниса в маленьком университетском городке Паневежисе. Молодому поколению актеров Абхазского театра, окончившему Тбилисский театральный институт несколькими группами в середине 70- годов и в начале 80-х и взявшему на свои плечи часть репертуара театра, не терпится участвовать в мировом театральном процессе, экспериментировать, искать новые пути в сценическом решении спектакля и новые выразительные средства в воплощении образов.

В 1979 г. свой дипломный спектакль «Эмигрант из Брисбена» Ж.Шехаде В.Кове ставит на сцене родного Сухумского абхазского драматического театра имени С.Чанба. Спектакль, в главных ролях которого были заняты все три поколения артистов Абхазского театра, отличался оригинальностью постановки и искрометной, блистательной игрой лучших актеров театра, создавших образы трех супружеских пар – Э.Когония и А.Ермолова, С.Агумаа и Н.Камкия, В.Маан и Ш.Гицба. С 1979 по 1982 годы В.Кове, работая очередным режиссером театра, поставил еще три спектакля – «Горе от ума» А.Грибоедова, «Визит старой дамы» Ф.Дюрренмата и абхазскую пьесу актера Э.Сим - Сима «Лучи далекого солнца». Скупость и жесткость действий, крайняя условность и реальное существование актера рождают в этих спектаклях своеобразную динамику. Новые постановки своеобразным языком действия, формой, метафорами, выразительными средствами коренным образом отличались от всего предыдущего и стали своего рода поворотным этапом в истории Абхазского театра.

Середина 80-х годов прошлого столетия стала переломной для творчества Абхазского театра имени С.Чанба. В.Кове становится главным режиссером театра и с 1985 по 1992 годы - до начала Отечественной войны в Абхазии, В.Кове ставит спектакли, в целом определившие художественный стиль, эстетику современного абхазского театра. Не только молодое и среднее поколения, но и старейшины театра – А.Агрба, Л.Касландзия, М.Зухба, А.Аргун-Коношок, Р.Агрба и другие с энтузиазмом восприняли художественную позицию режиссера. Огромный, ошеломляющий успех постановки драмы Кальдерона «Жизнь есть сон» в 1986 году был связан с его современным звучанием в застойные брежневские времена, когда диктовались условия, по которым можно было прийти к власти. Театр делал акцент на морально-философской стороне драмы. Лаконизм изобразительных средств, метафоричность, невероятная пластика, достоверность и убедительность характеров – то, что отличает работы театра в постановке В.Кове. В спектакле «Жизнь есть сон» во главу угла поставлены два измерения – темница и королевский двор, их контрастность и взаимосвязь через отношения отца Базилио (в исполнении Р.Сабуа) и сына Сехизмундо (Т.Чамагуа). Финал спектакля решался совершенно иначе, чем в драме, но логика построения всего спектакля оправдывала эту условность. Вопрос о том, каким будет Сехизмундо, взошедший на трон, театр оставил без ответа, тогда как у Кальдерона он сумел преодолеть себя.

Вслед за ним В.Кове ставит «Кьоджинские перепалки» Гольдони, в котором есть необычайный накал эмоций, искрометность, достоверные, убедительные характеры простолюдинов, откровенных в своем горе и печали, но мудрых и проницательных. Через игровую форму, эту искрометность, авторы спектакля говорят о серьезных вещах, волнующих абхазское общество в конце 80-х годов.

По словам режиссера В.Кове, «любой спектакль, помимо незаурядной трактовки, динамичной постановки, должен отвечать на тот или иной вопрос, что такое театр и привносить в это общетеатральное движение свою крупицу». (газета «Форум» 2006г. 5 марта). В этом смысле в каждом спектакле Абхазского театра чувствовалось «окно на улицу», связь с современностью, которая выражалась не словами, а художественно ассоциативным мышлением, имея в виду и условность, и чувство времени, и трактовку образов. В 1987 году В.Кове ставит «Юлия Цезаря» Шекспира. Главным для театра стало не столько формула власти, а взаимоотношения народа и незаурядной личности. Ключевым моментом спектакля становится сцена, где над телом убитого Цезаря ( К.Хагба) говорит Брут (Л.Авидзба) и народ за Брута, спустя мгновение говорит Антоний (Т.Чамагуа) и народ за Антония. Театр делает особый акцент на этой извечной болезни человечества - слепо следовать за незаурядной личностью. Тема предательства, являющегося также основной в спектакле, удачно решена в сцене убийства Цезаря – целый лабиринт, по которому бежит Цезарь за помощью к Бруту и натыкается на нож Брута. Театр В.Кове своими постановками пытался разгадать тайну вечности классических произведений.

С середины 80- х годов под руководством В.Кове расцветает талант молодых тогда актеров К.Хагба, Т.Чамагуа, Р.Сабуа, С. Сангулия и других, на которых в основном держится репертуар театра. Именно в эти годы сформировалось ядро нынешнего театра. В этот период большой резонанс получили также спектакли, поставленные В.Кове, такие, как «Берег» Ю.Бондарева, «Царь Леон» А.Агрба, «Чинарский манифест» А.Чхеидзе и другие. В 1990 году со спектаклем «Кьоджинские перепалки» театр был на гастролях в швейцарском городе Монтре.

В 1990 году театр ставит спектакль «Махаз» по мотивам повести Ф.Искандера, который стал этапным в истории театра. Этому спектаклю, в котором наиболее глубоко отразились индивидуальность, самобытность и высокий профессионализм, было суждено пережить войну, быть восстановленным и не раз завоевать любовь зрителей на престижных международных театральных фестивалях. В этом спектакле языком пластической выразительности идет искренний и серьезный разговор о чести и достоинстве, внутренней чистоте и высокой нравственности, непримиримости ко всему пошлому и грязному, о мести и прощении. Каждый предмет, жест, слово существуют в нерасторжимом синтезе.

С начала Отечественной войны в Абхазии, с 14 августа 1992 года почти весь основной мужской состав театра во главе со своим художественным руководителем встал на защиту Отечества. Полтора месяца они разгружали в Гудаутском порту гуманитарный груз, а затем, раздобыв оружие, ушли на Гумистинский фронт. Весной возобновили репетиции театра в Гудауте. По приказу главнокомандующего ВС РА В.Ардзинба, актеры вместе с руководителем были сняты с фронтовых позиций. Вскоре театр смог совершить кратковременные гастроли в Голландию и Германию с театральным хоровым ансамблем «Уарада», организованном в 1991 году известным дирижером и фольклористом Иваном Шамба. А затем состоялись и гастроли по Северному Кавказу. Символично, что состоявшиеся в сентябре 1993 года гастроли Абхазского театра в С.-Петербурге и Москве совпали с освобождением Абхазии от грузинских оккупантов. Весть о победе артисты встретили на сцене московского театра на Малой Бронной. После войны театр вернулся в Сухум, в разграбленное, но уцелевшее здание и приступил к восстановлению спектаклей, воссозданию сожженных грузинскими гвардейцами костюмов и декораций. В 1995 году В.Кове был поставлен спектакль по пьесе Н.Эрдмана «Самоубийца», с С. Сангулия в главной роли, который был признан лучшим в фестивале национальных театров республик Северного Кавказа в столице Северной Осетии – Владикавказе. Другая постановка В.Кове по мотивам рассказа М.Бгажба «Гуарапский писарь» с А.Джения в главной роли также неоднократно принимала участие в международных фестивалях и удостоена высшей награды в театральном фестивале во Владикавказе. Безупречное пластическое решение, чувство времени, мобильность, лаконизм и ансамблевость, условность формы в сочетании с убедительностью актерской игры делают спектакли Абхазского театра современными и способными внести свою оригинальную лепту в общий мировой театральный процесс.

В 2000-е годы в театр приходят молодые режиссеры. В постановке выпускницы Уфимского театрального института М.Аргун зрители увидели инсценировку знаменитой повести Ф.Искандера «Кролики и удавы», «Яйцо» В.Марсо, «Гарольд и Мод» К.Хиггинса и другие спектакли. Успешной была постановка А.Шамбы «Берег неба» А.Гуерро. Несколько спектаклей на сцене Абхазского театра («Белый аист» В.Касландзия, «Вниз с горы Морган» А.Миллера и другие) были осуществлены также выпускником ГИТИСа, ныне главным режиссером и художественным руководителем академического театра юных зрителей в Саратове А.Кове.

В 2010 году через 36 лет после ухода режиссер Н.Эшба была приглашена в Абхазский театр для постановки исторической драмы Д.Чачхалия «Али-бей», в которой главные роли исполнили народный артист РА Ш.Гицба, заслуженный артист РА Л. Хишба и другие.

На каждом этапе своего развития Абхазский театр своими спектаклями утверждает себя, доказывая самобытность, индивидуальность и творческую зрелость. В своих современных работах он опирается и на богатое наследие, которое оставили основатели театра и на свой собственный опыт 80-х годов, когда сформировались творческая позиция и основное ядро нынешнего коллектива.